Зуева Елена Сергеевна

Интервью провел: Смоленцева Ольга Андреевна
Интервью проведено: 14 мая 2011 года
Интервью транскрибировано: 16 мая 2011 года

Name Play
Zueva E.S.

Зуева Елена Сергеевна Исследователь: Представьтесь, пожалуйста, как Вас зовут?
Респондент: Зуева, Елена Сергеевна.
И.: Когда и где вы родились? И чем примечательны места, в которых вы родились и выросли?
Р.: Родилась 7 января 1958 года, в городе Миассе. Миасс славен своими красотами, и предприятиями, которые здесь существуют, Уральский Автомобильный завод, Ракетный Центр, т.е. город такой знаменитый, не только у нас в стране, но и за рубежом.
И.: Кем были Ваши родители, их социальное происхождение, образование?
Р.: Мои родители простые рабочие, начинали работать на автомобильном заводе, потом переехали в северную часть города – в Машгородок и работали уже на оборонном предприятии. Папа – рабочий, мама – служащая.
И.: У вас есть браться и с?стры? Как складывались ваши отношения с ними?
Р.: У меня есть младший брат, который младше меня на 5 лет, живет он сейчас в Екатеринбурге, у него семья, двое детей. До его женитьбы наши отношения были просто прекрасными, мы очень дружили, никогда, как дети это делают, не дрались. Сейчас поддерживаем отношения, но уже намного реже. Сказывается видимо расстояние.
И.: Что вы помните из своего детства? Ходили ли вы в детский сад? Вы помните, какие у вас были игрушки в детстве?
Р.: Конечно, в детский сад ходили, тогда с местами в детский сад было очень сложно, но, тем не менее, мы жили тогда на Победе, на Автозаводе, и садик был рядом. Что я помню, это во-первых я была маленькая, брата еще не было и мама наряжала меня каждый день как куклу, в разные одежды. Так вот воспитатели сбегались по утру, когда мама приводила меня в садик, сбегались посмотреть в каких платьишках я пришла, какие бантики на мне были, и недавно случай произошел, уже много – много лет, я уже естественно далеко взрослая женщина, моя мама шла по улице и ее встретила бывшая заведующая этим детским садиком и что интересно, она ее узнала, через столько лет, спросила, как живем, т.е. это говорит о том, тогда заведующие, воспитатели, няни это была одна большая семья, т.е. заведующая не гнушалась поинтересоваться, как ребенок, как он развивается, как он живет. Игрушки были обычные, я любила играть в куклы, как все девочки. Но вообще, была готова на любую авантюру. В детстве был случай, когда мне очень хотелось прокатиться на «Волге». Подъехал мужчина к нашему подъезду на «Волге», совершенно мне незнакомый, мне тогда было 5 лет, я к нему пристала, и говорю, прокатите меня, пожалуйста, на машине, дяденька, он говорит, да, конечно, садитесь, нас с подружкой увезли, мама выскочила, где Лена, где Лена, а Лены – нет! Естественно началась паника, ребенка украли, потом через полчаса Лена приезжает, выходит из черной «Волги», такая вся в очках, сумочка у меня детская была, т.е. вот авантюристка была в детстве.
И.: Помните ли вы какие-то семейные традиции? Как в Вашей семье относились к религии (были атеистами, или втайне верили, помните ли сво? первое посещение церкви)?
Р.: Традиции в семье были. Я помню, как мы ходили с родителями, у нас был летний парк и летний кинотеатр, меня всегда водили в кино, там, значит, сеансы были дневные и вечерние, ну поскольку меня не с кем было оставить вечером дома, родители хотели сходить в кино, были еще молодыми, уговорили контролера, чтоб меня пропустили. Мне там очень нравился буфет, там продавали вкусную газированную воду, пирожное. Все это находилось в парке, под открытым небом, т.е. вообще, великолепно, а вот в части религии, моя семья не была такой верующей, но я помню бабушку. Значит, дед у меня был, мамин отец, он не был коммунистом, но он и не был человеком верующим, и, тем не менее, он запрещал ей, чтоб открыто висели иконы в доме, поэтому, я помню бабушку, она прятала иконку Божьей матери в платяном шкафу, в стопке для белья. И однажды бабушка меня пригласила с собой в церковь, мне было лет 10. Свято-Троицкая церковь, которая была в Старом Городе, мы приехали туда, но она, почему-то не решилась зайти вовнутрь, в сам храм, мы долго стояли на крыльце.
И.: Где вы учились? В какой школе, какие были порядки в вашем учебном заведении?
Р.: Училась я в седьмой школе, порядки самые нормальные, которые присущи советской школе, Это, естественно, школьная форма. Мне мама всегда шила платья, никогда готовые школьные платья не покупали, потому что ну, так, сшиты не очень, некрасиво, они были не очень, все одинаковые, мама всегда выбирала мне фасоны из журналов, ну придерживались, естественно, традиций школьных – коричневое платье, белый фартучек, черный фартук. Традиции в школе, естественно, были: и праздники, и линейки проходили, мы ж тогда были все либо пионерами, либо комсомольцами
И.: Ваш любимый предмет в школе? И почему?
Р.: Любимый предмет в школе – это русский язык и литература. По литературе и русскому языку у нас была великолепный преподаватель, она до сих пор живая, Слава Богу. Настолько она интересно рассказывала нам, и у нас были уроки внеклассного чтения. Тогда первый раз из ее уст я узнала, повесть, по-моему, называется, «Белый Бим Черное ухо», так мы плакали всем классом, настолько она проникновенно донесла до нас вот эту вот вещь. Она очень часто проводила уроки внеклассного чтения, причем такой был преподаватель, очень неординарный для советской школы, она просила нас высказать мнение о герое, естественно все было как бы стандартно, вот я должна этого героя считать положительным, другого там отрицательным, но каждый мог высказать свое мнение, и она это поощряла, т.е. была совершенная свобода на этом предмете. И вот литература, она с тех пор как -то много читала, она запала в мою душу, и я очень любила этот предмет.
И.: Что можете сказать о Ваших школьных учителях?
Р.: Учителя все были очень хорошие, во-первых, была очень хорошая связка, как говорится, семья-школа, и это не только лозунг. Да, могли преподаватели позвонить домой, родителям, сказать, что я по математике тройку получила, душевность какая-то была, учителя все были хорошие, учитель начальных классов, ей сейчас уже 92 года, она до сих пор живет в соседнем доме, мы с ней встречаемся, она всех помнит, обнимаемся, здороваемся.
И.: Ваши одноклассники, кто они?
Р.: Ну с одноклассниками, к сожалению, такой связи нет, единственное, что радует, если мы где-нибудь встречаемся, случайно, там, на улице, где-то на отдыхе, узнаем, это радует, что мы не очень изменились.
И.: Какой язык вы учили в школе? Какое отношение к нему было? Как относились вообще к иностранцам?
Р.: Ну, язык английский изучали. Изучали на уровне школы, естественно, был преподаватель английского языка у нас, женщина, она какое-то время жила в Англии, и у нее произношение было вот именно разговорной речи, не предметное, как у нас в школах. Насколько мне известно, это были уже старшие классы, в итоге к ней отношение в школе было такое, что вот вроде как иностранка, разговорной речью владеет хорошо, ну, т.е. отношение, к ней не очень негативное, а вообще к иностранцам отношусь нормально, такие же люди, единственное только, поскольку у нас город с оборонными предприятиями, нам категорически запрещали с кем-либо общаться даже из социалистического лагеря. Был такой случай, когда приехал сюда нелегально, что говориться в то время, из Чехословакии, просто к друзьям, посмотреть места, места очень красивые, так вот эту семью затаскали в КГБ, там, режим и прочее, прочее, что это такое, зачем он приехал, вообще, была такая установка, куда бы мы не ездили, спрашивают что за город, чем он славен, где-то в поезде или в самолете знакомишься с людьми, оборонные предприятия были, конечно, не на устах, нельзя было говорить, где работаешь, чем занимаешься, в общем, все было строго.
И.: На каких примерах, и на каких героях Вас воспитывали?
Р.: Ой, герои, это была целая аллея героев, там, конечно, и Павел Морозов, и, значит, Зоя Космодемьянская, т.е. героизм такой, Александр Матросов. Вот в пионерских лагерях того времени была аллея героев, т.е. это порядка 20 человек, с портретами, с описанием их жизни, место рождения, год рождения, и т.д. Ну, т.е. учили, естественно, мужеству, самоотдаче для общества прежде все, о себе, о личном о своем, какие-то личные интересы, это было на втором плане. Ну, мы так и жили.
И.: Были ли у Вас друзья, как сложились отношения с ними? Кому вы стремились подражать в детстве? Почему?
Р.: Ну, друзья были, конечно, это, естественно, все мы сначала дружим, а потом только, может быть, создаем семьи, и круг наших дружеских отношений сужается. Подражать в детстве? Да ни кому не хотела, была самодостаточна, не знала для себя такого примера, кому хотелось бы подражать.
И.: В какие игры Вы любили играть?
Р.: Вышыбалы. Вот на улицу выйдем, я выросла во дворе, где было больше мальчишек. И нас девочек было, наверное, трое всего, а пацанов человек 15, и вот мы в вышибалы играли, там какие-то казаки – разбойники, т.е. настолько было весело и хорошо, очень активно. Т.е. не было у нас такого, чтобы кто-нибудь курил, выпивал, такого нет, теннис, игры с мячом, ну, такое, вот, все подвижное.
И.: Какую музыку Вы предпочитали слушать?
Р.: Ну, это смотря в каком возрасте. В детстве? Я не помню. Ну, в детстве. музыка это то, что слушали мои родители, это советские песни, такие мелодичные, из кинофильмов. У меня мама очень хорошо пела, вот она какое-то дело зачинает дома, готовит там, или моет посуду, обязательно какую-нибудь песню поет. Ну а потом уже, когда стала старше, лет 20 и больше, мы с братом очень любили слушать рок. «Пинк Флоид» – у нас любимая группа была, мы прямо просто заслушивались этой музыкой. «Битлы», конечно, ну вот такая – уже теперь классический рок.
И.: Какие Вам запомнились интересные, ну или особенные случаи Вашего детства?
Р.: Из детства? Да вот не знаю, в детстве все было хорошо, потому это детство. Я очень часто у бабушки жила, ну она проживала в этом же городе, только у них был свой частный дом, и летом, я там жила, допустим, неделями, только на выходные родители приезжали, то могли там проведать, то могли на выходные домой меня забрать. Так вот там мы с бабушкой, что только не делали. Во-первых, мы ходили в лес, за ягодами, по грибы, очень любила по ее старушкам-соседкам походить, потому что везде, естественно, меня угощали, то конфеткой, то еще чем-нибудь. Ну, т.е. такие вот радости детские. Дедушке там что-то надо было, допустим, в магазине купить, он меня посылал, а сверху еще давал денег на конфеты. (Смеется). Ну, такие вот случаи какие-то, трагических случаев не было. Вот был случай, правда, сказать, до сих пор я его помню. Воспитательница у нас, в детском саду я еще тогда была, и мы гуляли по улице и проходили проезжую часть, и шел трактор, и она нас спасая, зацепил ее трактор, и вот эта металлическая часть, лопатой, скребком то своим, она тогда получила травму позвоночника, но, тем не менее, детей всех спасла. Лежала в больнице, мы к ней ходили.
И.: Вы были членом пионерской организации? Какие у Вас остались впечатления об этой организации?
Р.: Ой, да конечно были, как же. Это же начиналось с октябрят, в начальной школе, 1-2 класс, это были октябрята, потом пионеры. У меня до сих пор сохранились фотографии, где мы в пилотках, с красными галстуками. Ну, какое впечатление, было хорошо, в каком плане, была организованность. Дети они как шарики, если их не складывать в какую-то емкость, они просто разбегаются, такие же и люди. И вот пионерская организация давал вот эту организованность, вот этот коллектив, вот эту дружбу какую-то, ведь пионерская дружба – это не миф, она на самом деле существовала, т.е. человек старался хорошо учиться, потому что он за это поощрялся, какие-то дела хорошие делать. Очень много я собрала макулатуры со своими одноклассниками-пионерами. Много собирали металлолома. Т.е. нам это нравилось.
И.: Чем, кроме уч?бы, занимались члены пионерской и комсомольской организация в Вашей школе?
Р.: Во-первых, существовали отряды пионеров-тимуровцев, которые ходили, допустим, по одиноким, по домам одиноких людей помогали в чем-то, ту же квартиру убрать, или если человек жил в частном секторе – то вскопать огород, что-то посадить, убрать мусор, натаскать воды, наколоть дров, т.е. все это было, как в старых советских фильмах показывают про этих тимуровцев, мы также делали. Ну, еще у меня было хобби – это я занималась спортом.
И.: Какими были Ваши мечты в детстве и насколько они являлись реалистичными?
Р.: Ну мечта в детстве? Мечта любого ребенка в детстве, когда начитаешься сказок – это иметь волшебный коробок спичек. Чиркнул спичкой, загадал желание, и у тебя, как цветик-семицветик (есть такая сказка детская), этого хочу, того хочу, ну это детские мечты. А вообще, будучи старше, уже к концу окончания школы я хотела быть журналистом. Но почему-то побоялась. Побоялась поступать на журналистику, мне казалось, что это такая профессия востребованная, и как-то очень требует большого общения, умения общаться с людьми. Но, тем не менее, через 15 лет я все-таки стала журналистом и работала в газете 10 лет.
И.: Вы продолжали сво? образование после школы или нет?
Р.: Да. Я сразу не стала поступать в институт, потому что меня все-таки убедили э-э (я хотела в педагогический поступать), но меня убедили (на дошкольное воспитание), меня в итоге убедили, сказали, что стоит попробовать сначала, поработать с детьми, именно. Потому, что это достаточно такая, очень ответственная, что ли, группа людей. Т.е. я после школы пошла работать в детский сад, няней. Отработала полгода. Поняла, что это очень ответственно. Ну, в общем, мечта моя о педагогическом институте, в итоге, сама собой пропала, потому что одно дело жизнь, а другое дело, конечно, теория. Да, я потом получила образование юридическое, т.е. закончила институт, правда, после института работала в суде 5 лет, и ушла в газету.
И.: Какие порядки существовали в этом учебном заведении?
Р.: Я закончила Свердловский юридический институт, заочное отделение, поэтому, установочные сессии, которые существовали два раза в год. Встречались люди из разных городов, которые приезжали на сессию, у нас не было такого, чтоб какие-то порядки или еще что-то. Сдали, уехали и все.
И.: Вы жили во время уч?бы в общежитие или с родителями? Вы бывали в общежитии, что вам там запомнилось больше всего?
Р.: Нет, ну в студенческих общежитиях я, конечно, бывала, поскольку я когда приезжала на те же установочные сессии, там были общежития студенческие, но мне в них жить не удалось, потому, что я жила у родственников. А вообще бывала, ну что – большая дружная семья, у всех все общее, и комната, и кухня и продукты, в общем, все, что ты принесешь – все это на общий стол.
И.: Что можете сказать о Ваших преподавателях? Об их квалификации?
Р.: Имеется в виду преподаватели высшего учебного заведения? Ну я считаю, что вообще, образование того времени оно было более качественное, потому, что требования были очень высокие. Вот я помню один предмет – теорию государства и права – я сдавала раз десять, наверное. Вот этот хвост тянулся за мной из курса в курс. Потому что, тяжелый предмет, сам по себе, теория, который нужно было выучить назубок, и плюс ко всему строгий преподаватель. Поэтому, я считаю, что образование, которое мы получали в то время, оно конечно более, и специалисты получались качественными, хорошими специалистами.
И.: Расскажите о Ваших сокурсниках? Кто они были?
Р.: Ну о сокурсниках, поскольку я училась заочно, мало что знаю. Раз юридический институт у меня, естественно, были сокурсники работники судов, милиции, прокуратуры, т.е. люди которые занимали там какие-то технические должности, секретарей, судебных исполнителей, вот они учились у нас, на нашей специальности.
И.: Чем занимались активисты комсомола и Коммунистической партии в Вашем учебном заведении? Участвовали Вы в такой общественно-политической деятельности? Как Вы е? оцениваете?
Р.: В общественно-политической деятельности, конечно, потому что, работая в газете, невозможно обойти эту сторону жизни. Это же, прежде всего, общаешься с людьми, берешь интервью, т.е. естественно, что ты будешь общаться. Я участвовала в каких-то акциях, в поддержку допустим, вот было в Спитаке землетрясение, мы отправляли деньги, собирали материальные средства, одежду, т.е. постоянно в чем-то участвуешь, ну жизнь страны она была более богата, именно политическими такими, вот….
И.: Какие интересные случаи из вашей студенческой жизни Вы можете вспомнить? Самое большое достижение? Самый большой провал?
Р.: Поскольку я училась на заочном, конечно, студенческой жизни, как таковой, я просто не испытала.
И.: Вы состояли в ВЛКСМ? Ваши самые яркие впечатления о работе в этой организации?
Р.: Да, конечно, тогда вообще невозможно было не быть комсомольцем. Причем настолько все строго, готовился, учил устав комсомольца, была большая комиссия, заседала, и ты должен был сдать определенный экзамен. Мало того, за твоей спиной должны были быть только добрые дела, а никаких негативных каких-то поступков, ни в коем случае, даже не рассматривалось такое дело. И определенная гордость была, когда ты проходил вот именно этот барьер, когда тебя принимали, это было так торжественно, вручали комсомольский билет, и, в общем-то, чувствовал какую-то ответственность, гордость, и сознательность, что ли. От комсомола? Комсомольцы, это, в общем-то, старшие братья пионеров, то, что делали пионеры, то в итоге делал в будущем как комсомолец. Тогда без комсомола невозможно было никуда поступить, в тот же вуз. Ты обязательно должен быть членом комсомольской организации. Комсомольцы, они вообще определенными привилегиями пользовались в том плане. У меня муж, допустим, он ездил дважды за границу, он был в Германии и Чехословакии. Если б он не был комсомольцем, ему даже не рассматривали путевку. Эти путевки выдавали только хорошим комсомольцам и только через Центральный комитет.
И.: Вы были членом КПСС? Если были, то в какой период и ваши самые яркие впечатления о работе в этой организации?
Р.: Членом КПСС не была, потому что к тому времени уже… Ну коммунистом надо было быть, если ты при какой-то должности руководящей. А если так, допустим, не обязательно быть коммунистом. Ну, было конечно как. Была разнорядка определенная, я работала тогда на оборонном предприятии, была разнорядка, присылалось в отдел или цех, вы столько-то должны коммунистов принять, принять людей в Коммунистическую партию, вот так вот было. Я в этот список не попадала.
И.: Как Вы устраивались на работу?
Р.: На работу? Приходила в отдел кадров, показывала, допустим, документ об образовании, и так вот устраивалась, тогда было намного проще. У меня был период, когда я, допустим, работала рабочей, т.е. монтажницей. Пришла на предприятие, меня взяли учеником, полгода я была в учениках, меня обучали, платили мне ученические, а потом я уже самостоятельно могла работать. А все остальное, там, в суде работала 5 лет, это вот, пожалуйста, диплом, приходи, работай, брали легко, не потому что не требовались
рабочие, но и требовались, но и как бы положительное оставляла о себе впечатление, поэтому и брали, устраивалась.
И.: Где и кем Вы работали? В каких местах, на каких должностях, по какой профессии?
Р.: Ну, трудовая моя деятельность после школы, я уже говорила, начиналась с детского сада, няней, потом я ушла на предприятие, электромонтажницей работала, после этого поступила в университет в Пермский, училась на филологическом факультете. Курс закончила, решила профессию сменить, поняла, что не мое. Ушла работать в суд, вот в суде работала, училась, закончила. Суд закрыли, потому что это был такой не городской суд, а специальный суд для оборонных предприятий, и после этого уже – газета, 10 лет в газете.
И.: Каким образом Вы добирались до работы? Каким был маршрут?
Р.: Ну, поскольку городок у нас маленький, до работы добирались пешком, ездить ни на чем не приходилось, потому что многие места, где я работала, были просто рядом.
И.: Как складывались отношения в Вашем рабочем коллективе?
Р.: В рабочем коллективе нормально отношения складывались, мы не только работали, мы еще умели отдыхать, были поездки на природу, какие-то вечера. Отношения были, конечно, на работе рабочие, на отдыхе, естественно, такие легкие, не рабочие. Праздничные.
И.: Были ли у Вас друзья в рабочем коллективе? Кто они?
Р.: Друзья? Ну, сейчас уже со многими только здравствуйте и как поживаешь, т.е. друзей, как таковых, у меня сейчас нет, семья, работа, родители, вот и вся жизнь.
И.: Как Вы относились к своему начальству?
Р.: О, к начальству то всегда хорошо, начальство уважало меня, я уважала начальство.
И.: Устраивала Вас или нет заработная плата?
Р.: О том, что устраивала или нет, в то время никто об этом и не думал, т.е. мы получали зарплату, которую получали все. Мало кто, какие категории работников, больше мог заработать рабочего. У служащих, у них была определенная зарплата, оклад, были какие-то мизерные премии, копейки, а в основном, все получали одинаково, 3 рубля оставалось до зарплаты, и мы, что говориться, эти 3 рубля тянули, не думали о том, что нам не хватает, и надо как-то жить по-другому.
И.: Какие интересные или особенные случаи, связанные с Вашей работой, Вы можете вспомнить?
Р.: Да особых интересных случаев с работой я не знаю. Единственное, мне было, где интересно и там было каждый день какое-то разнообразие, это суд. Рассматривались уголовные дела, гражданские дела. Гражданские дела до сих пор я помню, кто обращался тогда о расторжении брака, слушались дела. А уголовные дела, это всегда интересно, просто видишь настоящего преступника, там какого-нибудь убийцу, насильника. Ну а так вот, если о других работах говорить, работа в журналистике очень интересная. Почти каждый день. Во-первых, я сама находила темы, сама брала интервью, писала бизнес план, что говориться, по пунктам, там, да, встречалась с людьми, причем должности были такие: директора, начальники, заведующие, ну, вот, пожалуй сам человек, когда он сам рассказывает о своей жизни, о том как он ее проживает, или о том как он ее прожил. Вот это интересно.
И.: Что помните о советском быте?
Р.: О советском быте все помню. Радовались первому телевизору, например, любой покупке, но конечно, как сейчас, в наше время, когда можно купить практически все, и улучшить свой быт, тогда такого не было. Тогда стояли в очереди за диванами, стиральными машинами, холодильниками, т.е. все это выдавалось по разнорядке. Я помню, были талоны на сапоги, т.е. раз в месяц ты мог получить талон на какую-то вещь. Допустим, раз в месяц мне выделялись, допустим, сапоги, в следующем месяце мне могли дать какую-нибудь кофту или пиджак, ну а на счет продуктов, существовали столы заказов, тоже раз в месяц нам выдавали талоны и там, как считался дефицитный продукт, нам выдавали. Ну помимо дефицита – палки колбасы, допустим, могли всучить какой-нибудь продукт, который не пользуется особым спросом, банку с квашенной капустой, вот такое вот, но это была нагрузка.
И.: Каким было Ваше жиль?? Собственный дом, кооперативная или служебная квартира?
Р.: Квартиры мы тогда получали по очереди, т.е. родители стояли в очереди, получили они у меня таким образом две квартиры. А вот где сейчас живем мы, эту квартиру мы получили, когда работали в газете. Т.е. у нас не кооперативная, ни частное жилье. Но оно приватизировано, но, тем не менее, мы получили тогда именно по очереди. Не залезая в какие-то кредиты, или долги.
И.: Что можете ещ? сказать о благоустройстве квартиры?
Р.: Ну я уже рассказывала, что чтобы что-то купить, допустим, вещь, какой-то гарнитур мягкой мебели, это нужно было стоять в очереди, где-то доставать талон на мягкую мебель, холодильник выделяли…, помню первый холодильник, который получили, мы его не в магазине покупали, а выделили по разнорядке через комитет партии. 5 холодильников, их нужно было поделить между определенным количеством людей, людей, как правило, было больше чем холодильников. Ну, так потихоньку устраивались, где родители помогали что-то купить, где сами.
И.: Когда у Вас впервые появился телефон, холодильник и другие технические новшества, необходимые в быту?
Р.: Это имеется в виду в моей семье лично? Или вообще в семье родителей? Ну, телефон тогда было очень легко поставить, у нас тогда было на подъездах домов, это был тогда 70-й год, на подъезде дома висело объявление, желающие поставить телефон, просьба обращаться туда-то, мы телефон поставили очень легко, а все, что касается холодильников, ну….так вот, выбросят где-то в магазине, стоишь, очередь занимаешь с ночи, утром записываешься на получение холодильника, на покупку, и стоишь еще суток двое, отслеживаешь, чтобы кто-то тебя не вычеркнул или не пропустить этот момент.
И.: Насколько часто Вы меняли места жительства?
Р.: Ну, квартиры. Я свое детство помню до 5 лет, я жила в бараке, Это такого барачного типа одноэтажные домики, в которых общая кухня была, туалет, извините, на улице, вот. Потом мы переехали с родителями в двухкомнатную квартиру, потом родители у меня получили трехкомнатную квартиру, и вот сейчас. Это будем считать четвертый переезд мой.
И.: Как складывались у Вас отношения с Вашими соседями?
Р.: Ой, с соседями мы всегда дружили, вот я помню из своего детства соседей. Вот сейчас уже столько лет прошло, будем говорить уже, больше 40, случайно встретились, узнали друг друга, порассказали как живем. Вообще всегда такая дружеская обстановка была. Сейчас последнее десятилетие только здороваешься, а вот раньше, могли и в гости зайти и чаю попить, и пригласить кого-то. Сейчас такого нет.
И.: Какие из вещей советского периода Вы храните до сих пор? Почему?
Р.: Обычно хранят старые открытки, вымпелы у меня есть, пионерские, звездочка октябрятская, значки. То, что касается, допустим, бытовой техники или мебели, ну, это, конечно же все заменили, этого уже нет. Ну вот чисто символические такие значки, вымпелы, то, что много места не занимает.
И.: Как Вы питались? Наиболее распространенные блюда Вашего рациона питания? Какие периоды советской эпохи на Ваш взгляд являлись наиболее и наименее благополучными в плане питания?
Р.: Когда была маленькая, я не задумывалась о том. Там родители задумывались о том, как достать продукты, как накормить, т.е. голода мы конечно не испытывали, потом уже, когда была собственная семья, и наступили, как сейчас говорят лихие 90-е, да, было тяжело с продуктами, были талоны, килограмм сахара, полкило колбасы на месяц, но все равно как-то выживали, держали сады, выращивали свою картошку, морковь. Изобилия не было, если кому-то не подходила такая общая уравниловка – полкило колбасы, то, пожалуйста, на рынок, так конечно в 3 раза дороже можно было купить мясо, рыбу и т.д. Благополучие? Ну, вот самый, пожалуй, период тяжелый не только для нас, для нашей семьи, я считаю для всей страны, начало 90-х, когда начали терять работу, люди не знали, как жить, на что жить. Я сама тогда ушла из газеты, газету тогда закрыли, потому, что финансирование закончилось, я ушла в торговлю, потому что там хотя бы платили деньги, там хотя бы можно было какие-то продукты купить, вот таким образом. Это я считаю самый тяжелый период для страны. Вот страна, которая находилась в перестроечном периоде. Это было очень тяжело.
И.: Часто ли употребляли алкогольные напитки? Что из алкогольных напитков Вы предпочитали? Что обычно служило мотивом для застолья?
Р.: Ну, мотив для застолья, это, как правило, праздник. Это традиционно Новый Год, это дни рождения, просто так, допустим, пить ни с чего, такого не было. Ну, т.е. как обычно, как везде, как у всех.
И.: Каким образом Вы приобретали дефицитные товары? Что для этого приходилось делать?
Р.: Дефицитные товары, как я уже рассказывала, во-первых, нужно было работать в каком-то коллективе. Если ты не работаешь, то понятно, тебе ничего и не достанется. А в рабочем коллективе, там выдавались талоны на определенную группу товаров, на одежду, на продукты. И вот таким образом приобреталось. К празднику выдавался, допустим, продуктовый набор, банку икры, палку колбасы. Вот так вот жили…
И.: Как Вы отдыхали?
Р.: Ну отдыхали… Кстати на счет отдыха, я бы сказала, что в советский период было проще отдыхать в каком плане, можно было бы не за такие большие деньги съездить на юг. Мы вот ездили туристическими поездами, Урал, Молдавия, Западная Украина, Восточная Украина. Т.е. я легко могла, допустим, в пятницу улететь на самолете в Москву, к родственникам, там отдохнуть, часто ездила к родне в Среднюю Азию, в общем-то я могла в тот период объездить всю страну, была на Дальнем Востоке, по Енисею на теплоходе ходила. Ну, т.е. проще, чем сейчас.
И.: Какие были праздники? Как Вы их проводили? Если да, то какие?
Р.: Ну праздники как обычно в календаре, 1 мая, 9 мая, 7 ноября. Очень нам нравилось ходить на демонстрацию. Это было настолько торжественно, чувствовалось такое общее воодушевление, какое-то массовое. Демонстрация, все такие с красными знаменами, поздравляют, ну, т.е. было весело, хорошо и именно празднично. Ну, религиозные праздники, в календаре, как вот сейчас 7 января, но, тем не менее, каждая семья отмечала по-своему. Я вот помню, у нас как пасху отмечали, именно в нашей семье. Мы катали яйца, накануне красили, пекли куличи. Т.е. в каждой семье, будь она религиозная, либо партийная семья, вот такие праздники, знаковые, как пасха, рождество, их отмечали, конечно, тайно, но в семье почти в каждой отмечали.
И.: Любили ли Вы спортивные состязания?
Р.: Я не просто любила спортивные состязания, я занималась баскетболом, вот как раз с баскетбольной командой объездила полстраны, доигралась до кандидата в мастера спорта, т.е. спорт для меня был почти что основным, в то время.
И.: Много ли Вы читали? Какие литературные произведения, прочитанные в советское время, запомнились больше всего? Ваши любимые авторы?
Р.: Читала очень много, потому, что не было во-первых такого телевидения, как сейчас, не было интернета, каких-то кассет и дисков, Очень много читали книг, ходили в библиотеки. Потом начали сами собирать библиотеку. Ну, классическую литературу всю прочитала. В детстве большое впечатление оставило произведение, которое знаковое, это «Овод» Войнич. Потом я уже посмотрела фильм. Ну, а так читали про пионеров-тимуровцев, естественно,
18
военные какие-то романы. Любовной лирики тогда очень мало было. Это потом уже начали ее в таких количествах читать женские романы. В основном классика конечно. Бунин. Лесков. Достоевский.
Любимый автор? Бунина очень люблю. Бунина и хорошо отношусь к Достоевскому.
И.: Помните ли Вы фильмы, которые смотрели в советское время? О ч?м они рассказывали? Какие из них вам нравились больше всего? Как Вы думаете, какое место занимало кино в жизни советского общества?
Р.: Фильмы того периода, они конечно же были приукрашены, это понятно, и это наверное нужно было делать, потому что во-первых, страна после войны, разруха, нужно было многое построить, мужчин было мало, женщины очень многое на своих плечах вынесли. Вот даже те фильмы, конца 40-х годов, 44-й, 45-й ставились фильмы, они такие вот веселые, с танцами, с песнями. Эти фильмы нужны были, чтобы люди думали, что, ну ладно, у меня не все хорошо, но в стране же все хорошо, мы будем дальше продолжать жизнь строить, коммунизм, и т.д. Поэтому такие фильмы были нужны, и мы их смотрели с любовью. Я, допустим, смотрела героические фильмы, любила про Чапаева, про Щорса, естественно, хотя я не была мальчишкой, но, тем не менее, этот героизм, который был показан в героях гражданской войны, он вдохновлял, как-то хотелось быть лучше. Т.е. фильмы были такие вот душевные, хорошие, не было негатива какого-то, все хорошо было.
И.: Какие пели песни? Ваши любимые песни? Когда и при каких обстоятельствах звучали песни?
Р.: Ну песни были из кинофильмов, я уже рассказывала, что у меня мама очень хорошо пела, т.е. даже за простыми бытовыми делами своими. Ну а потом уже, когда собирались родители компаниями, отмечали какой-нибудь праздник, были застольные песни такие душевные, и очень долго они звучали в моей жизни в каком отношении, что я уже и выросла, и появилась своя семья, и, тем не менее, собираясь уже сейчас по каким-то пусть уже небольшим событиям, все равно поешь именно те песни, 40-х, 50-х годов.
И.: Часто ли Вы посещали театр? Какие постановки запомнились?
Р.: Да, у нас город небольшой, поэтому у нас театры были только выездные, т.е. приезжие, там из Москвы приезжали артисты, постоянно. Если я была в каких-то больших городах, обязательно ходила в драматические театры, очень люблю балет, вот. Если выходило такое, что была в это время в Москве, обязательно ходила в зал Чайковского, слушала музыку. Да, было все-таки лучше конечно.
И.: Какую роль в Вашей жизни играл телевизор? С какого времени он у вас появился? Часто Вы смотрели телевизионные программы? Ваши любимые телепередачи советского времени?
Р.: Телевизор появился у нас очень давно, но, тем не менее, телевизору столько времени мы не уделяли, и даже была установка в семье, когда росла дочь у нас, маленькая, мы ей говорили: «Юля, будешь смотреть телевизор, у тебя будет квадратная голова». И вот этот вот комплекс так называемый, мы ей вложили настолько в ее голову, что вот уже сейчас, будучи взрослой, 20-летней девушкой, она телевизор практически не смотрит, и недавно мне призналась, что «Мам, я помню, как ты мне говорила, что у меня будет квадратная голова», т.е. телевизор в нашей жизни занимал очень мало времени, места, потому что в основном читали, либо отдыхала, там, на природе, куда-то ездили в лес отдыхать, а телевизор мало. А передачи? Музыкальные, конечно, очень нравились передачи, там можно было увидеть любимых артистов, любимых певцов, фильмы, я говорю, что смотрели такие послевоенные уже, и то немало.
И.: Какие анекдоты о ком (о ч?м) были наиболее популярными в кругу вашего общения?
Р.: Анекдотов, конечно, много не рассказывалось, почему? Вот у меня, допустим, мама очень строго к анекдотам относилась. И она всегда говорила, при мне прошу анекдотов не рассказывать. А вообще, анекдоты имели политическую, как правило, окраску. Очень много было анекдотов про Чапаева, потом появились анекдоты про Брежнева. Анекдоты о Сталине, о Хрущеве, их вообще никогда не слышала, потому, что как говорили мои родители, к этому очень строго относились, и не дай бог, если кто-то где-то услышит, могли просто затаскать по КГБ и т.д. и прочищать тебе мозги.
И.: Часто ли Вы выезжали в дома и базы отдыха? Как Вам доставались пут?вки? Насколько они были благоустроены? Каким был сервис?
Р.: В дома отдыха как-то я никогда не ездила. Нам проще было купить туристическую путевку, потому что дома отдыха, это, как правило, не знаю как дома отдыха, а вот санатории, это только медицинские показания должны были быть. Это человек должен больной быть, стоять где-то на учете, и таким образом получать путевки. Дома отдыха меня никогда не прельщали, потому, что там как таковой свободы не было в передвижении, ты заезжаешь в одно место, и крутишься на этом месте, месяц-два, или сколько там путевка. Поэтому, больше мне нравились, конечно, туристические поездки.
И.: Были ли Вы в советское время за границей? Если да, то где? Что удивило, что понравилось, а что нет? Какое было, вообще, общее впечатление?
Р.: Нет, за границей в советское время я не была. Потому что путевку за границу было очень тяжело достать, я уже рассказывала выше, что это нужно быть очень примерным комсомольцем, либо коммунистом, тогда только ты мог выехать.
И.: С какими неформальными явлениями (стиляги, фарцовщики, панки) Вам приходилось сталкиваться? Как Вы к ним относились?
Р.: Относилась к ним нормально, потому что каждый может существовать со своими взглядами, но ни к одному из направлений неформальных я не относилась, не состояла там ни с панками, ни с кем. Ну а в общем, если людям нравится, ну почему бы и нет.
И.: Как сложилась Ваша личная жизнь? Вы были счастливы в браке? Откуда Вы получали информацию о том, каким образом складывается интимная жизнь между мужчиной и женщиной?
Р.: Ну, замуж вышла поздно, первый муж погиб, как-то не знаю, не успела я. Особо какой-то семейной жизни я не испытала, счастливой, не счастливой, никакой. Были какие-то периоды в жизни, может их можно назвать запоминающимися, и счастливыми, но в общем плане не могу так сказать, что счастлива в браке была.
Об интимных отношениях интересно очень узнавала – во дворе дома. Потому что у нас в подъезде жила многодетная семья, и вот там дети были очень продвинутые в этом отношении. Они нам все и рассказывали. Как-то раз у мамы в тайнике, там, где-то в шкафу, нашла книгу вот как раз об интимных отношениях, о женском здоровье и т.д. Вот таким образом узнавала.
И.: Есть ли у Вас дети? Как Вы воспитывали своих детей? На каких примерах?
Р.: Да, есть дочь, которой 20 лет. Но я бы сказала, что поколение 90-х, которое появилось в этот период, их нельзя ни на каких примерах воспитывать. Потому что глупо говорить о Зое Космодемьянской, об Александре Матросове, это вообще пустой звук для 20-летних. Теперь уже конечно нужны другие примеры, но других примеров идеология страны нашей просто не создала, положительных.
И.: Какое время из советской эпохи Вы считаете самым благополучным и стабильным? Почему?
Р.: Ну, благополучное время – да это время моего детства. Наверное, 60 – 70 годы, когда люди знали, что будет завтра, была стабильность, была стабильность во всем, в работе, стабильность в отдыхе. Человек мог планировать, что вот он пойдет в отпуск, он куда-то сможет поехать, сможет что-то купить, была стабильность в том, что он получит зарплату во время. 20 числа и 5-го выдавали зарплату, была стабильность, что он получит именно ту зарплату, которая ему положена, он мог вложить деньги в сберегательный банк, и знал, что они там не пропадут. А потом, уже когда 90-е годы начались, потеря работы, сокращения массовые пошли, невыплаты зарплаты месяцами, люди по полгода не получали ни копейки, ну здесь конечно даже сравнивать нечего. Ну, а нынешнее время, сегодняшние дни допустим, стабильности никакой, не знаешь, что тебя ждет завтра, как повернется политика, какие будут приняты законы, как вообще тебя в итоге могут кинуть, что говориться, нынешним языком. Ну, т.е. сейчас стабильности вообще никакой.
И.: Какие Вы помните политические анекдоты советского периода? Когда и в каких ситуациях Вы их слушали или рассказывали?
Р.: «Политические» анекдоты? Ну, вот я уже говорила, анекдотов в нашем обществе, когда мы собирались, не рассказывали анекдотов.
И.: Какой из политических лидеров советской эпохи, на Ваш взгляд, наиболее соответствовал своему высокому посту? Почему?
Р.: Я даже как то на этот вопрос не смогу ответить, потому, что я об этом никогда не задумывалась.


С текстом интервью полностью согласна /Е.С. Зуева/